Я видел, может быть, полсвета
И вслед за веком жить спешил,
А между тем дороги этой
За столько лет не совершил.

А. Твардовский


Рязань

Рязанский Кремль

Рязанский Кремль

Слова, которые мы предпослали нашему очерку, — это не отвлеченные слова, а слова именно о рязанских дорогах. Мы взяли их в качестве эпиграфа, так как они имеют двойной смысл. Во-первых, нашей книги не было бы, если бы в Рязани однажды не решили по-настоящему «начать с дороги» и не проложили бы Большого Рязанского кольца. Оно охватило все периферийные районы области, сделало легко достижимой так называемую глубинку. А она-то и хранит в себе многое такое, что было известно разве только отдельным предприимчивым путешественникам, а подчас и совсем еще неизвестное. Теперь слова «рязанская глубинка» вошли уже в большую литературу поэтому мы будем ими часто пользоваться.
Во-вторых, смысл слов эпиграфа заключается в том, что прекрасное не преподносится читателю как нечто готовое, к нему ведут пути, подчас требующие «жертв».
Может быть, читателю покажется, что, обрадовавшись новым дорогам, мы слишком перегрузили наш очерк памятниками архитектуры, не отобрали их более строго, не уделили внимания другим произведениям рязанского искусства. Каемся, такой грех есть. Но представьте себе такое положение. Большое Рязанское кольцо привело вас в какой-либо бывший медвежий угол, в стороне от которого находятся интересные памятники. Спрашивается: знакомить с ними читателя или нет? А если нет, то когда судьба снова приведет сюда путешественника? И как он узнает о существовании этих памятников? Над рязанскими достопамятностями слишком долго довлела трагедия бездорожья, чтобы сейчас не показать их возможно полнее, а там любознательный читатель сам выберет, что ему больше нравится. Пути к этому теперь открыты.Конечно, далеко не везде путешественник встретит гладкий асфальт, но ведь и познавательные «дороги к прекрасному» не гладки.Так или иначе, но если в XVIII веке рязанский мудролюб Иероним писал свои «Рязанские достопамятности» не покидая архива, то теперь мы можем соприкоснуться с ними в натуре, причем на это потребуется не так уж много времени. При отсутствии собственной автомашины рекомендуем пользоваться автобусами, которые с двух вокзалов Рязани (Северного и Южного) регулярно и довольно часто совершают рейсы во многие населенные пункты Рязанской области.

Читать полностью
 

Ульяновск


Самое знаменитое место в Ульяновске — Венец. Это крутое взгорье над Волгой — в ряду приметных мест Отчизны. Сюда приходишь с волнением.
Здесь бывал Джон Рид. Он приезжал в город специально, чтобы взглянуть на места, где родился и рос Владимир Ильич. Увидеть это казалось Риду чрезвычайно важным. Потом он сказал:
— ...глядя на широкие просторы Волги, я думал, что именно на берегу такой могучей реки и должен был родиться Ленин.
Сегодня, как и вчера, и много лет назад, на Венец идут люди. Соотечественников вождя и гостей со всех континентов ведет желание увидеть родной город вождя Революции, стремление понять — чем Ульяновск живет сегодня.

ВЕНЕЦ НАД РЕКОЙ.

С волжского Венца берет начало город Симбирск, которому в феврале 1973 года исполнилось 325 лет.
Трудно представить будущее — но не легче и перенестись мысленно в прошлое.
По произведенной в 1678 году описи Симбирска в нем числилось 605 дворов и 1579 жителей. По-видимому, это была первая со дня основания города опись. За тридцать лет до этого окольничий Богдан Хитрово и дьяк Григорий Кунаков по велению царя Алексея Михайловича прибыли в низовья Волги «...для оберегания от приходу ногайских людей и строения новых городов и засечных крепостей...».
За стенами Кремля располагался укрепленный посад, обнесенный рвом и тыном, а за ним находились слободы, в частности, и Свияжская, где жили переведенные из города Свияжска казаки.
«Мало найдется в России городов настолько бедных историческим прошлым, как Симбирск», — сказано в одном из дореволюционных волжских путеводителей. Это, конечно, не так.
По данным областного отделения Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры в городе более шестидесяти памятников и памятных мест. Мемориальные здания и памятники либо напоминают нам о выдающихся деятелях русской культуры и искусства, либо исполнены ими или по их проектам.

Читать полностью
 

Свияжск

КАМЕННЫЕ ЛЕТОПИСИ

Водная дорога, по которой нам предстоит путешествовать, начинается в Ульяновске от лодочной станции возле моста через Свиягу. Путешествие по Свияге относится к числу неутомительных, несущих и отдых, и радость познания. Река нетороплива, покойна, тиха. Судоходного движения по ней нет почти до самого устья. Правобережные лесистые холмы сопровождают на всем пути. Отличные места для ночлега, прелестные заводи и протоки по левому берегу, неплохая рыбалка. Надо лишь иметь снасти да нехитрый реквизит походной жизни. На всем двухсоткилометровом пути по Свияге нас чарует природа Среднего Поволжья. Деревни и села, негусто расположенные по берегам, красивы и уютны. Но этот путь имеет немало примечательного. Прежде всего надо отметить, что путешествие по Свияге от Ульяновска до Свияжска — это движение по западной границе существовавшего в IX—XIV веках Булгарского государства, потомками жителей которого являются казанские татары. Столица государства — древний город Булгар, в котором мы с вами еще побываем, находилась неподалеку отсюда, на Волге. А вдоль Свияги располагались многие центры удельных булгарских княжеств. Одно из них, в частности, было возле деревни Хулаш. Приметны в истории и другие присвияжские села. Вам встретится на пути село Азбаба — оно упоминается еще в древних русских летописях. А город Буинск и тихий поселок Куланга напоминают о том, как бились здесь когда-то повстанческие отряды Степана Разина с царскими войсками, усмирявшими крестьянское восстание...

Читать полностью
 

Казань - ИСТОКИ БЫЛОГО.

На земле немного городов, где тесно сосуществовали бы вместе православная и мусульманская религия, наряду с соборами и монастырями воздвигались мечети. В Казани создавались не только культовые сооружения, но и происходил процесс дальнейшего развития и совершенствования национального зодчества, слияния двух культур. Сохранившиеся уникальные архитектурные памятники, культовые сооружения мусульманской религии вместе с чувством благодарности к мастерам, создавшим свои неповторимые творения, вызывают размышления о путях развития, совершенствования архитектуры как части общей культуры народов нашей страны.
После падения Казанского ханства культовые сооружения мусульманской религии в поволжском крае не возводили. Следующие два столетия памятников национального зодчества нам не оставили. Даже больше, миссионер Лука Канашевич, прозванный Аксак-Каратун, что в переводе означает хромой черноризник, добился царского указа о разрушении мечетей — единственных сохранившихся к тому времени памятников мусульманского зодчества. За два года в крае сломали четыреста восемнадцать мечетей. Разумеется, не каждая из них радовала совершенством форм, отделкой каждой детали, но было среди них немало и таких, которые стояли на земле как редкое, неповторимое чудо.
В XVIII веке Екатерина II, напуганная крестьянским восстанием под руководством Емельяна Пугачева, в котором вместе с русскими участвовали башкиры и татары, предприняла несколько дипломатических мер, стремясь завоевать симпатии мусульман. В России появилось Магометанское духовное управление, глава которого муфтий и помощники получали содержание от государства. Когда Екатерина II приехала в Казань, татарские купцы обратились к ней с просьбой разрешить поставить в своей слободе каменную мечеть. Рассказывают, что «аби-патша», по-татарски — «бабушка-царица», не только удовлетворила желание национальной буржуазии, но и сама побывала в татарской части города, указала, где стоять мечети.
К началу нынешнего века в Казани было полтора десятка мечетей. Некоторые из них стоят и сейчас. Первое, что отмечает глаз при знакомстве с ними, — мастера не только не отступили от традиций, которые сохранились со времен Волжской Булгарии и следующих эпох, но и сумели воспользоваться новыми архитектурными веяниями, которые возникли и утвердили себя в более поздние века.

Читать полностью